Публикации

08.10.2015 Ирина МАЯЦКИХ

Просмотров: 831 Комментариев: 0

Иван и Мария

Иван и Мария

Терпение и уважение – залог долгой совместной счастливой жизни

 

Есть в селе Межово Саянского района одна усадьба. Вроде, ничем не примечательная, каких здесь немало – с просторным подворьем, домом, летней кухней, баней. Когда-то давно здесь жила большая семья переселенцев из Украины. Сейчас живут только двое: старожилы села Межово, труженики тыла Иван и Мария Толстик.

В год 70-летия великой Победы чета Толстик празднует еще один юбилей – благодатную свадьбу. Такую годовщину поистине можно считать венцом долгой супружеской жизни. Поженились они в декабре далекого 1945-го. Оба ветераны труда и труженики тыла, оба потомки переселенцев из Украины. 70 лет прожили вместе Иван Петрович и Мария Константиновна. Такой юбилей событие не только для них самих, их детей, внуков, правнуков, но и в целом для Саянского района.

 

Приснилось просо

 

-Заходите, заходите, с кулачкой познакомитесь.

-Так уж сразу и с кулачкой?

-А-то как же? Конечно, кулачка. А иначе и не раскулачивали бы нас…

 

С таких слов начался разговор о былом с Марией Константиновной. Эта удивительная женщина родилась в июне 1927 года на межовской земле, и была шестым ребенком в большой семье переселенцев. Спустя два года на свет появилась еще одна девочка. Отец с матерью нарадоваться не могли на детей – все ладные и в трудолюбии взрослым не уступают, помогают и по хозяйству управиться, и за домом уследить. Ничего, что тесновато, зато дружно.

-Не так уж много скота отец держал, - вспоминает Мария Толстик, - кони, коровки, поросюшки, птица. В каждом дворе тогда хозяйство было, детей у всех помногу – без скотины всех не прокормишь. Когда отец второго коня купил да плуг приобрел, кто-то посчитал, что мы богатыми стали, а не считал, что отец богат семерыми детьми, которых кормить надо…

В холодный осенний день 1929 года, когда Константин отлучился из дома в тайгу, в хату заявился «представитель» (так Мария Константиновна назвала человека, выдворившего семью из родного дома). Мать Марии, София, крепко прижимая к груди младшую дочь, в чем была, вышла на осенний холод. «Представитель» сжалился, занавеску с печки сдернул: «Закрой, - говорит, - ребенка».

Отца арестовали в тайге и отправили на лесозаготовки, а Софию с детьми увезли в райцентр.

Спустя год приснился Софии сон, который она и рассказала одной из подруг по несчастью: «Снится мине – тако просо, тако просо – вырву одну ветку – веник буде…» «Ой, София, який хороший сон – тоби седни известие дюже хорошее будет», - ответила та. София обрадовалась, решила, что наконец-то привезут к ней супруга и семья вновь воссоединится. Но ожидания ее не оправдались: наутро Софии сообщили другую новость – ее с детьми отпускают назад в Межово... Семье позволено было вернуться домой, после того, как разобрались, что отец партизаном был во время гражданской войны.

За год отсутствия хозяев, всю скотину со двора распродали и даже колоду, в которую коням корм сыпали, кто-то умудрился испортить, расколов на дрова. Начинали жизнь, как говорится, с чистого листа. Родственники помогли приобрести корову, обустроить родной дом, в котором все это время «засланный» жил. Ему подыскали временное жилье у деда Царюка.

Вскоре отпустили домой и отца, и жизнь семьи пошла по-новому.

Пять рекордных лет

-Иван Петрович, у вас ведь и награды есть?

-Да, есть маленько – грамоты, медали за поднятие целины и доблестный труд, знак почета, Орден Ленина… Пять лет подряд по 10 тысяч центнеров зерна намолачивал, за то и дали…

 

Деды Ивана Петровича тоже приехали на благодатную сибирскую землю из Украины – с Полтавщины и Киевской губернии. Он всего на несколько месяцев старше супруги. Его родителям не довелось пройти через раскулачивание. А вот дядя Ивана чем-то не угодил, советской власти ли, завистникам ли – теперь уже и не скажешь точно. Хотели было его раскулачить, да не успели. Тот, недолго думая, запряг коня, и уехал в Алма-Ату. О его дальнейшей судьбе родные так ничего и не смогли узнать.

А жизнь шла своим чередом. Иван пошел в школу, но закончив всего 4 класса, бросил учебу, а в тревожный 1941-й пошел работать в колхоз. Так 14-летний мальчишка начал свою трудовую деятельность… Знал ли он, что всю жизнь ему предстоит трудиться механизатором, с раннего утра до поздней ночи пропадать в поле, знал ли он тогда, что за свои трудовые заслуги будет награжден одной из почетных наград – Орденом Ленина.

-Надо было работать, и работал, - говорит Иван Петрович. – В 1943 году пошел на курсы трактористов, закончил их. Потом с рассвета дотемна в поле пропадал. Тогда все поля засевали. На пенсию только в 1987 году вышел.

Иван Петрович помнит прошедшие годы, словно все было вчера. Готов подолгу рассуждать о сельском хозяйстве, сравнивать времена прошлые и настоящие. А сравнить, действительно, есть с чем. Он один на своем комбайне убирал по 500-700 га площадей, намолачивал в течение пяти лет подряд 10 тысяч центнеров зерновых. С утра до ночи пропадал в поле.

-Урожайность только подводила иногда, - говорит он. – В разные годы от 10 до 25 центнеров с гектара намолачивали. Оно и не удивительно. Где земля после паров отдохнула, там хлеб хороший, где паров не было – похуже. Так и сеяли тогда на огромных площадях, а сейчас те поля березняками зарастают…

-А ведь мы те поля руками разрабатывали, - поддерживает супруга Мария Константиновна, - руками пни выкорчевывали, целину поднимали. Горько и больно смотреть на их запустение. Сколько здоровья мы на них оставили…

О трудовых заслугах напоминают Ивану Петровичу заслуженные награды, в числе которых и Орден Ленина. А еще старенький трактор 1978 года выпуска, что вольготно устроился на пустующем сегодня дворе усадьбы.

 

Исключительная реальность

 

 -Всякое было в жизни – и ссорились сильно, и спорили. Но никогда не доходило до того, как по телевизору показывают, чтобы вещи за дверь выставляли, чтобы прогоняли. Семью беречь нужно. А иначе зачем создавать ее? – уверены супруги Толстик.

Где сегодня то поле, с которого началось знакомство Ивана и Марии, они уже и не помнят. Много их – этих полей – пройдено. Десятки тысяч гектаров земли вспахано, сотни тысяч центнеров зерна намолочено. И все вместе.

Мария трудилась в паре с Иваном Толстиком – молодым перспективным механизатором. Работала на прицепе, в ее обязанности входило следить за плугом, поднимать его на поворотах, да вовремя махнуть рукой трактористу, что притормозил для очистки плуга – на целинных землях он быстро забивался жесткими корнями пырея.

Молодая работящая девчонка покорила сердце Ивана. Спустя несколько месяцев после празднования Победы в Великой Отечественной войне он решился подойти к ней с предложением руки и сердца:

-Мария, ты идешь замуж за меня, али нет? – грубовато от смущения произнес он.

А что же Мария? Конечно, согласилась – приглянулся ей Иван, которого она и в работе оценить успела, и человеческие качества распознала. Так и расписались в декабре 1945-го.

Бывает, и за 10 лет люди надоедают друг другу хуже горькой редьки, а здесь целых семь десятков.

-Всякое случалось в жизни, - рассказывает Мария Толстик, - и ссорились, и спорили дюже. Но никогда не доходило до того, чтобы вещи за дверь выставляли, чтобы прогоняли друг друга. Вот смотришь сейчас по телевизору: «Люблю – не люблю». А где же уважение, что есть любовь?

Иван смеется над словами супруги:

-Да как бы не любили, не жили бы...

Слушаешь рассказы этих людей и диву даешься. С полуслова друг друга понимают, поддерживают во всем, шутят, смеются. Вот уж правда, 70 лет не по привычке прожили. Ведь даже привычкам иногда изменяют, а здесь настоящая любовь, истинная. Ну, как не прислушаться к советам пожилой четы.

-Главное в семье – терпение и понимание, то, чего не хватает иногда современной молодежи, - утверждают Иван и Мария. – Из-за денег никогда ругаться нельзя. Их никогда достаточно не бывает. И никогда не выставляйте чемоданы за дверь, чтобы не жалеть потом о принятом в горячке ссоры решении.

 

Глядя на чету Толстик, в очередной раз убеждаешься, что счастье есть и крепкие долгие браки – это не иллюзия, а исключительная реальность. Союз Ивана Петровича и Марии Константиновны – это неделимое целое, которое невозможно ни пошатнуть, ни расколоть. И дело не столько в безграничной любви, а в готовности принимать и понимать супруга любым, и в горе, и в радосте. 

 

Пусть жизненный путь этой супружеской пары нелегок, пусть пришлось пройти через множество трудностей. Но невзгоды и испытания не сломили их. Иван и Мария сумели сохранить свое чувство во всех испытаниях, вырастили пятерых детей, радуются успехам внуков, правнуков и делятся с другими своим жизненным опытом. 

Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться